Судебная практика по ценным бумагам

Рынок ценных бумаг определяется как совокупность общественных отношений по поводу выпуска и обращения ценных бумаг. Практика рассмотрения споров, связанных с применением норм о рынке ценных бумаг, свидетельствует о том, что наиболее распространенными являются споры, связанные с обращением оборотом акций.

Существует множество оснований классификации акций, в частности, по признаку выраженности в объективной реальности акции подразделяются на документарные и бездокументарные. Вопрос о правовой природе бездокументарных ценных бумаг является спорным. В литературе последовательно различаются права на бумагу и права, вытекающие из бумаги. Применительно к бездокументарным ценным бумагам, в отличие от вещей, широко распространена точка зрения о том, что они представляют собой способ фиксации прав, к ним применимы лишь категории обязательственного права, а поэтому они не могут признаваться вещами в отечественном гражданском праве.

Не вдаваясь в теоретические позиции сторонников различных точек зрения, следует отметить, что к бездокументарным ценным бумагам вполне применимы многие правовые нормы, рассчитанные на регулирование вещных отношений.

В судебной практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа далее - ФАС СКО можно отметить последовательную позицию о применении виндикационного способа защиты при рассмотрении требований о применении последствий недействительности сделок с акциями, если на момент рассмотрения спора акции оказались во владении третьих лиц.

Так, одному из дел сделан вывод о том, что требования продавца об обязании включить его в реестр акционеров удовлетворению не подлежат в связи с тем, что акции переданы третьим лицам. Указанные требования носят виндикационный характер и подлежат рассмотрению в соответствии со статьей Гражданского кодекса Российской Федерации. Следует иметь в виду, что вывод о данном способе защиты изложен в пункте 7 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от Представляется, что позиция ФАС СКО выражена последовательно.

Доводы авторов, отрицающих целесообразность применения к бездокументарным ценным бумагам категорий вещного права справедливы в том смысле, что предмет, не существующий в реально осязаемой форме, нельзя назвать вещью. Но при формировании судебной практики учитывается, что речь идет не о признании наличия у ценных бумаг соответствующих физических свойств, а о возможности распространения на них режима ценных бумаг, применения к ним общих правил, регулирующих размещение и обращение акций, за исключением тех, которые определяют порядок и форму фиксации соответствующих прав.

Вместе с тем, придерживаясь указанной позиции, необходимо учитывать специфику правового режима бездокументарных ценных бумаг. В соответствии с пунктом 1 статьи Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности у приобретателя по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.

Иной порядок предусмотрен в статье 29 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", согласно которой право на именную бездокументарную ценную бумагу переходит к приобретателю в случае учета прав на ценные бумаги в системе ведения реестра с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя. Поэтому до момента внесения записи по лицевому счету приобретателя продавец акций остается их собственником и в силу статьи Гражданского кодекса Российской Федерации может распорядиться ими по своему усмотрению, в том числе путем заключения договора купли-продажи.

В качестве способа защиты прав покупателя можно по аналогии использовать положения статьи Гражданского кодекса Российской Федерации о праве кредитора требовать возмещение убытков, причиненных неисполнением обязательства передать вещь. Один из окружных судов высказал несогласие с предложенным выводом. По мнению суда, кассационная инстанция, по сути, отказала в защите нарушенного права. В качестве варианта разрешения указанной ситуации предложено применить по аналогии положения пункта 14 постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от В случае заключения нового договора об отчуждении ранее переданного покупателю имущества, продавец несет ответственность за его неисполнение.

С данной позицией в полной мере согласиться нельзя, как нельзя согласиться и с тем, что возможность продавца заключить несколько сделок в отношении принадлежащего ему пакета акций, означает одобрение действий продавца акций. В соответствии со статьей Гражданского кодекса Российской Федерации бездокументарная ценная бумага является способом фиксации прав на лицевом счете у реестродержателя или по счетам депо в депозитариях, а не вещью, предметом материального мира.

В силу этого на бездокументарные ценные бумаги непосредственно не распространяются нормы о вещах. В юридической литературе допускается распространение на бездокументарные ценные бумаги правового режима документарных бумаг, то есть вещей. Однако такая аналогия допустима, когда этому не препятствуют присущие бездокументарным бумагам особенности.

Так, к ним не применимо понятие владения как физического господства над имуществом. Поэтому при выдаче передаточного распоряжения нельзя говорить о передаче прав владения на бездокументарную ценную бумагу. При внесении записей в реестр акционеров совпадают момент перехода права собственности на "бумагу" и возникновение прав "из бумаги".

Если говорить о вещах, то такое совпадение отсутствует. Можно передать владение недвижимостью без передачи права собственности на нее. Поскольку право владения на бездокументарные ценные бумаги переходит одновременно с переходом права собственности на них, к отношениям по договору купли-продажи указанных бумаг нельзя применять по аналогии пункт 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от В нем предусмотрены способы охраны интересов законного владельца недвижимости по исполненному договору купли-продажи.

Из содержания пункта 14 следует, что в случае с недвижимостью принципиальное значение имеет вопрос: Практически данный вопрос решается путем установления лица, у которого фактически находится спорное имущество, т. Установление фактического владельца бездокументарных ценных бумаг невозможно, в связи с этим неуместна и аналогия с пунктом 14 указанного постановления Пленума. Однако, если толковать названный пункт только в том смысле, что в нем заложен принцип недопустимости нарушения возникшего обязательства путем заключения нового договора купли-продажи в отношении одного и того же объекта, тогда он применим и к бездокументарным ценным бумагам.

С учетом этого, следует исходить из возможности применения по аналогии части 2 статьи Гражданского кодекса Российской Федерации и не признавать недействительными белее поздний по времени заключения договор купли-продажи ценных бумаг. Разрешение споров, связанных с выпуском и обращением ценных бумаг, нередко ставится в зависимость от времени создания акционерного общества, акции которого являются предметом спорных правоотношений. Так, согласно пункту 2 статьи 5 Федерального закона от В письме ФКЦБ России от Отмечено, что до вступления в силу Федерального закона от Таким образом, требования пункта 2 статьи 5 Закона о защите прав инвесторов не распространяются на совершенные после С учетом этих норм требования о признании недействительными сделок по распоряжению акциями подлежат отклонению.

По одному из дел заявлены требования о признании недействительными нескольких договоров дарения и купли-продажи акций и применении последствий недействительности сделок. Решением суда в иске отказано. Окружной суд оставил судебный акт без изменения, поскольку из материалов дела следовало, что размещение акций ЗАО и полная оплата их первыми владельцами произведены до выхода Федерального закона "О рынке ценных бумаг".

Данные сделки являются действительными и в части соблюдения требований к их субъектному составу, так как, являясь собственником акций, ответчица вправе была распоряжаться ими по своему усмотрению. Поэтому окружной суд исходит из того, что если размещение и оплата акций произведены до вступления в силу Федерального закона "О рынке ценных бумаг", владелец акций правомерно заключил сделки дарения акций. В судебной практике возник вопрос о том, с какого момента договор купли-продажи акций считается заключенным и действителен ли он, если договор подписан до государственной регистрации выпуска акций и отчета об их размещении, а передаточное распоряжение предоставлено регистратору после совершения указанных процедур.

Если акционерное общество было создано или осуществило дополнительный выпуск акций после Согласно общим нормам гражданского законодательства договор купли-продажи акций считается заключенным по общим правилам гражданского законодательства, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора ст.

Договор является основанием для перехода права собственности на акции путем внесения записи о переходе права собственности на акции в реестре владельцев ценных бумаг.

В утвержденной форме передаточного распоряжения должна быть ссылка на договор, являющийся основанием для внесения записи в реестр. Поэтому действительность сделки должна определяться датой заключенного договора.

Вместе с тем в отношении акционерных обществ, созданных до введения в действие Федерального закона "О рынке ценных бумаг", с учетом требований Федерального закона от В законе от Согласно статье 4 владельцами ценных бумаг, государственная регистрация выпуска которых осуществлена в соответствии с данным Федеральным законом, признаются лица, которым ценные бумаги принадлежат на момент такой государственной регистрации.

Сделки, на основании которых указанные лица приобрели ценные бумаги, не могут быть признаны недействительными в связи с отсутствием государственной регистрации. В процедуре эмиссии ценных бумаг, как составляющей части рассматриваемых правоотношений, интерес представляет вопрос о соотношении годичного срока исковой давности по делам о признании выпуска ценных бумаг недействительным и трехмесячного срока исковой давности, установленного статьей 26 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" в части признания недействительным выпуска ценных бумаг.

Судебная практика по ценным бумагам :: Судебные и нормативные акты РФ

В статье 13 Федерального закона от В соответствии с частью 10 статьи 26 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", в редакции Федерального закона от Фактически по делам о признании выпуска ценных бумаг недействительным указанными законами установлены различные сроки исковой давности и с различным моментом начала течения срока исковой давности. Необходимо обратить внимание на то, что начало течения трехмесячного срока ставится в зависимость от факта регистрации отчета об итогах выпуска.

Следовательно, исходя из части 10 статьи 26 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", если отчет об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг не был зарегистрирован, то законную силу сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, можно оспорить в течение одного года с начала размещения данных ценных бумаг.

Именно таким образом соотносятся между собой два сокращенных срока исковой давности - трехмесячный часть 10 статьи 26 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" и годичный статья 13 Федерального закона от В соответствии с частью 1 статьи Гражданского кодекса Российской Федерации общее правило о начале течения срока исковой давности в указанных случаях не применяется, поскольку имеются изъятия из этого правила, установленные данными правовыми нормами. На практике возник также вопрос о соотношении сроков исковой давности, установленных указанными законами, и сроков исковой давности о признании недействительными решений коллегиальных органов управления акционерными обществами.

Как следует поступить, если иск о государственной регистрации дополнительного выпуска акций заявлен по истечении годичного срока, установленного статьей 13 Федерального закона от Проблема заключается в том, что для признания недействительными решений коллегиальных органов акционерного общества установлен шестимесячный срок исковой давности, исчисляемый по общим правилам начала течения срока исковой давности, в то время как для признания недействительным выпуска акций, сделок в процессе размещения ценных бумаг и отчета об итогах их выпуска начало течения трехмесячного срока исчисляется с момента регистрации отчета об итогах выпуска дополнительного выпуска.

При признании недействительными указанных документов допустимо ли отказывать в иске о признании недействительным распоряжения ФКЦБ России о регистрации выпуска акций в связи с пропуском специальных сроков исковой давности?

Такая ситуация возникла по одному из дел. Группа акционеров обратилась с иском о признании недействительными решений внеочередного общего собрания акционеров, решения совета директоров об утверждении решения о выпуске ценных бумаг и об утверждении отчета об итогах выпуска дополнительных обыкновенных акций и государственной регистрации дополнительного выпуска акций.

Решением, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, исковые требования удовлетворены. Суд посчитал, что срок на обжалование решения общего собрания истцами не пропущен и при проведении собрания были допущены грубые нарушения законодательства.

Окружной суд согласился с данным выводом и дополнительно сослался на постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от Кроме того, сделан вывод о том, что поскольку распоряжение отделения ФКЦБ России о регистрации дополнительного выпуска акций основано на недействительном решении общего собрания акционеров, суд обоснованно признал его недействительным. Полагаем, что само по себе распоряжение ФКЦБ России без юридических фактов, лежащих в его основе, не имеет правового значения и должно быть признано недействительным независимо от ссылки на применение сроков исковой давности.

В этом случае возникает ситуация, аналогичная той, что складывалась при государственной регистрации прав на недвижимое имущество в отсутствие правоустанавливающих документов. При применении специальных сроков исковой давности по делам об эмиссии акций следует также учитывать выводы, изложенные в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от Суд, указывая на то, что размещение дополнительных акций может быть произведено только в установленном порядке, в постановлении сделал следующий вывод: Сделка по размещению ценных бумаг является одним из этапов их эмиссии и может быть оспорена в самостоятельном порядке.

Иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки, сов ершенной при размещении акций, может быть оспорен согласно пункту 1 статьи Гражданского кодекса Российский Федерации в течение 10 лет со дня, когда началось ее исполнение.

В судебной практике также возник вопрос о правовых последствиях отсутствия государственной регистрации выпуска акций для деятельности юридического лица, зарегистрированного в организационно-правовой форме акционерного общества. Так, при рассмотрении дел о признании недействительными решений общих собраний акционеров суды иногда прекращают производство по делу в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду, поскольку истцы не являются акционерами общества, так как отсутствует регистрация выпуска акций.

Представляется, что данный вывод не соответствует действующему законодательству. При рассмотрении указанных споров следует иметь ввиду следующее. Понятие "акция" включает как долю уставного капитала, так и особый вид ценной бумаги. Государственная регистрация юридического лица в качестве организационно-правовой формы акционерного общества порождает определенные внутрикорпоративные отношения между учредителями и обществом независимо от факта регистрации выпуска акций.

С момента регистрации отчета о выпуске акций данные ценные бумаги становятся объектом гражданского оборота. Вместе с тем отсутствие регистрации выпуска акций и отчета о регистрации выпуска акций не устраняет особенностей внутрикорпоративных отношений в акционерном обществе.

Споры между акционерами как владельцами долей в уставном капитале и обществом при оспаривании решений общего собрания акционерного общества связаны с экономической деятельностью общества. В силу статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации такие споры подведомственны арбитражному суду. Вывод о возможности хозяйственной деятельности акционерных обществ без государственной регистрации выпуска акций подтверждается и Федеральным законом "О государственной регистрации выпусков акций, размещенных до вступления в силу Федерального закона "О рынке ценных бумаг" без государственной регистрации".

Заслуживает внимание также вопрос о правовых последствиях признания недействительным договора об оказании услуг по ведению реестра акционеров. Иногда в качестве такого последствия сторона заявляет требование о признании недействительным всех записей в реестре акционеров, произведенных ненадлежащим регистратором.

Из материалов дел видно, что иногда суды общей юрисдикции, признавая недействительным договор на ведение реестра акционеров, одновременно признают недействительными все записи в регистрационных журналах, выполненные прежним реестродержателем. Окружной суд не разделяет данную позицию и считает, что при признании недействительным договора на ведение реестра акционеров необходимо по аналогии применять разъяснение, содержащееся в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от В случае необходимости правомерность внесенных записей о переходе права собственности на акции может быть оспорена в общем порядке.

Информация о судах округа. Жалобы на действия судей. Доклады, отчеты, обзоры, статистическая информация. Практика рассмотрения споров, связанных с применением норм о рынке ценных бумаг. Ответ на данный вопрос будет различен в зависимости от времени создания акционерного общества.

Мелехова, помощник судьи "Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа", N 1, январь-февраль г.